Прически на каждый день

Красивые прически, пошаговые руководства, советы и мастер-классы

Лица далёких предков.

14.06.2017 в 20:52

Боярство на Руси к XII веку приобрело большое влияние, о чем свидетельствуют погребальные комплексы. Одним из них является курганный могильник XII - начала Xiii века у деревни иворово (тверская область), раскопки которого проводились археологами в 1967 году. В больших курганах с богатым и разнообразным инвентарем похоронены, вероятно, бояре. В малых курганах без погребального инвентаря захоронена боярская челядь и холопы
. Внешний облик кривичского боярина восстановлен на основе изучения костных останков в одном из самых богатых захоронений иворовского могильника. Курган имел диаметр 16 м и высоту 3 м, вокруг его основания шла кольцевая кладка из валунов. В центре кургана находился белокаменный саркофаг, засыпанный землей.


Для курганных могильников каменный саркофаг - явление уникальное, указывающее на высокое общественное положение умершего. И сам саркофаг, и накрывавшая его двускатная крышка были высечены из отдельных известняковых монолитов. Погребенный был пожилым мужчиной возрастом около 60 лет. Он лежал на спине, головой на Запад. По антропологическому типу он типичный славянин с высоким и среднешироким лицом. На подбородке сохранилась небольшая русая борода. У левого бедра с внутренней стороны были обнаружены истлевшие остатки кожаного кошеля или кисета. Кости ног от колен до конца ступней были покрыты тленом, являвшимся, по-видимому, остатками кожаной обуви типа сапог.


Могильник нефедьево находится на волоке славенском, к Востоку от белого озера (вологодская область) в окружении трех средневековых поселений. Он использовался для захоронений в течение 150-200 лет, с первой половины XI до начала Xiii века. Это самый крупный из исследованных средневековых могильников русского севера: здесь найдено более ста погребений. Хоронили умерших на спине, головой на Восток. Для мужских погребений характерно присутствие в могиле орудий труда и оружия - топора, наконечников стрел, костяных обоймиц, шильев, изредка встречаются украшения - поясные пряжки, пуговицы - бусины, перстни. В женских погребениях найдены только ножи и пряслица, но зато имеются многочисленные украшения - бронзовые и серебряные перстни, височные кольца, стеклянные бусы. Основу женского убора составляют славянские украшения, но некоторые элементы костюма финского происхождения.


В центре площадки могильника нефедьево, на вершине холма, находилось парное захоронение мужчины и женщины, выделяющееся богатством инвентаря и сложностью обряда. Оно датируется концом XI - началом XII века. Скульптурная реконструкция выполнена по черепу мужчины возрастом 35-40 лет из этого погребения.


Могильник никольское (вологодская область) находится в низовьях реки кемы, впадающей в белое озеро. Здесь в XI веке были поселения, основанные переселенцами с Запада. В 1981-85 годах было раскопано 32 кургана. В большинстве погребений были обнаружены гвозди от гробов, бытовые вещи, орудия труда и посуда. Также существовал обычай класть вместе с умершими монеты. Здесь найдены западноевропейские динарии, по которым удалось точно установить время погребений - с 40-х по 70-е годы XI века. Все погребения головой на запад ориентированы. Обычный набор инвентаря в мужском погребении включал нож, топор, одну или несколько монет, иногда гребень или керамический сосуд. Половина мужчин похоронена с оружием - атрибутом профессиональных воинов. Из 18 найденных топоров 9 - боевые, а в одном из курганов найден даже меч, что в погребениях того времени встречается сравнительно редко. Набор предметов в женских погребениях включал ножи, гребни, монеты, керамические сосуды, украшения в виде височных колец, ожерелий из бус с подвесками, браслетов и перстней, застежки - фибулы. Женские украшения типичные восточнославянские, а погребальный обряд полностью соответствует древнерусской традиции. Влияние местной финно-угорской культуры проявляется лишь в отдельных ювелирных изделиях, сопровождавших детские погребения. По-видимому поселение, контролировавшее водный торговый путь, было основано славянскими колонистами, прибывшими вместе с семьями. Никаких смешанных браков в этом случае не наблюдалось. По антропологическому типу все похороненные - типичные восточно - европейцы с длинным черепом, сильно профилированным высоким и среднешироким лицом и средне выступающим носом. Целый ряд признаков, отмеченных у жителей этого поселения, встречается у дреговичей и радимичей, но особенно характерен для смоленских кривичей. Скульптурная реконструкция по черепу молодого мужчины возрастом 20-25 лет выполнена.


Группы курганов из Одинцова выделяются среди других курганных могильников Подмосковья и представляют особый интерес. В большинстве московские курганные группы оставлены малодворными деревнями и потому обычно невелики: пять - тридцать насыпей. Одинцовский же - наибольший из курганных могильников Подмосковья - значительно превосходит по количеству насыпей все другие памятники: до раскопок здесь насчитывалось 248 курганов. Курганы расположены в старом густом подушкинском лесу, на берегах речки самынки, притока р. Москвы, близ г. Одинцово.


При раскопках кургана номер 7 в группе Одинцово III, датированной по комплексу керамики и вещей XII в., в 1958 г. было вскрыто мужское погребение, совершенное на уровне горизонта. Костяк - длиной около 190 см - лежал вытянуто на спине и был ориентирован головой на Запад. Долихокранный овоидной формы череп принадлежал мужчине зрелого возраста (по определению М. М. Герасимова, около 40 лет.


По одинцовскому черепу М. М. Герасимов восстановил портрет немолодого мужественного человека. У него прямо посаженная голова, узкое лицо, слегка покатый лоб, тонко очерченный нос, энергичный сильно выступающий подбородок. М. м. Герасимов кривича при консультации а. г. векслера реконструировал. В соответствии с летописными миниатюрами и этнографическими аналогиями кривич изображен с довольно длинными волосами, стрижеными "под Горшок", со свисающими усами, небольшой раздвоенной бородкой. Одет он в рубаху туникообразного покроя с прямым разрезом ворота, с небольшим стоячим воротником, застегнутым вместо пуговицы бронзовым бубенчиком. Такой покрой рубахи издревле характерен для всех восточных славян, наряду с рубахой без воротника - голошейкой. Такова рубаха из кургана XII в. из раскопок Д. самоквасова в киевской губ. И некоторые другие курганные древности. Не противоречат этому ни летописные миниатюры, ни изображения одежд в заглавных буквах рукописей XIV в. застежки - бубенчики зарегистрированы в одинцовских курганах. Элементы характерной для кривичей вышивки в Харлаповских курганах отмечены. Так мог выглядеть кривич XII в., - подмосковный смерд, видевший, а вполне вероятно, и строивший деревянный московский кремль.

Обширная территория, охватывающая бассейны рек Оки, Москвы-реки и Клязьмы, была заселена в X - XI веках пришедшими с юга и Запада славянами - вятичами. Раскопки славянского могильника на территории национального природного парка лосиный остров, расположенного на северо-востоке Москвы, проводились в 1989-90 годах центром археологических исследований комитета по охране исторических памятников Москвы. Было найдено и исследовано несколько курганных захоронений, среди которых лучше других сохранилось погребение молодого мужчины. Его внешний облик, восстановленный по костным останкам, относится к европеоидному антропологическому типу и имеет ряд особенностей, характерных для представителей одного из племен восточных славян - вятичей. Особенности погребального обряда полностью соответствуют древнеславянской традиции. Скульптурная реконструкция передает образ человека, возможно являвшегося свидетелем и участником основания Москвы. По материалам археологических раскопок реконструкция сделана в головном уборе, покрой и форма которого соответствуют тому, что носили славяне в XII веке.

Основой для реконструкции послужил череп женщины, предложенный М. М. Герасимову государственным историческим музеем. Он был взят из кургана номер 2 группы саввинская слобода в окрестностях Звенигорода. Эта группа курганов раскопана в 1951 г. а. в. успенской. Как показали Находки семилопастных колец ранней формы, решетчатых перстней, хрустальных шарообразных и бипирамидальных сердоликовых бус, под курганами XI - XII вв. Были похоронены вятичи. В кургане номер 2, где по крайней мере один череп очень хорошо сохранился (что в этой курганной группе редко), обнаружены как раз ранние формы украшений, что позволило автору датировать его XI в. голова молодой женщины редкой красоты с изящным овалом лица, довольно большим, но пропорциональным, с прямой спинкой, носом, большими глазами. Прическа, одежда и украшения в разных вариантах различны.

В первом варианте реконструкции, выполненном для государственного исторического музея, при консультации б. а. Рыбакова, сделана девичья прическа, видимо, по этнографическим аналогиям - с заплетенной косой. На шее девушки - ожерелье из бипирамидальных сердоликовых и шарообразных (хрустальных или стеклянных) бус с серебряными привесками - лунницами, найденными, правда, не в этом кургане, а в соседней курганной группе (у д. клопово. Вятичка одета в холщовую рубаху с прямым разрезом ворота и скромной вышивкой по его краю.

Второй вариант реконструкции должен был также показать женскую прическу (что исключало возможность реконструкции головного убора, полностью закрывавшего эту прическу) и способ ношения конкретных украшений, выставленных тут же рядом, - шейной гривны, головного венчика, височных колец с особым орнаментом, характерным для селений, расположенных близко от города. Эти вещи были найдены в кургане у с. Зюзино (ныне в советском районе г. Москвы. Лицо женщины в точности такое же, как и в первом варианте реконструкции, одежда - та же рубаха. Но прическа совсем иная. Она восстановлена по материалам раскопок курганов в поворовке (неподалеку от ст. Крюково к северо-западу от москвы. В кургане номер 12 поворовской группы, благодаря счастливо сложившимся природным условиям, на голове женщины сохранились полностью темно-русые волосы. Удалось восстановить и прическу: волосы расчесаны на две стороны (прямым пробором), в косы не заплетены, а собраны в пучок на затылке. Пряди волос шли по сторонам лба, закрывая уши, к пучку; серебряный венчик охватывал всю прическу, концами зажимая пучок. Найденные ниже венчика мелкие кольцеобразные бусы край головного убора обозначали. Сам убор не сохранился. Можно лишь констатировать, что вся прическа и часть лба женщины были закрыты и даже венчик вряд ли был виден. Украшения - височные кольца и гривна - как уже было сказано, сделаны М. М. Герасимовым в точности по подлинникам, найденным в Зюзине, с таким расчетом, чтобы посетитель музея мог узнать в них те самые вещи, что выставлены тут же в витрине. Руянстатьи.