Прически на каждый день

Красивые прически, пошаговые руководства, советы и мастер-классы

Почему псковитянкам разрешалось в ХРАМ в мужских одеждах ходить.

12.11.2017 в 00:27

Женщине? В мужской одежде? Знатоки писания обычно в таких случаях ссылаются на соответствующий запрет, произнесенный апостолом Павлом.

На самом деле, запрет этот содержится еще в ветхом завете. "На Женщине не Должно Быть Мужской Одежды, и Мужчина не Должен Одеваться в Женское Платье, ибо Мерзок Пред Господом Богом Твоим Всякий Делающий сие" (втор. 22: 5. а апостол Павел, если и имеет в виду нечто подобное, то говорит не об одежде, а о прическе и головном уборе (1 кор. 11: 4-15
. но, конечно, каждая православная женщина считает себя обязанной соблюдать таковой запрет.
Сразу уточню: женщинам древнего Пскова разрешалось заходить в храм не в мужских брюках, а в мужских одеждах. Понятия брюк в раннем средневековье вообще не существовало! А причина послабления для псковитянок была очевидна ….
Пскову определена была историей труднейшая задача - послужить для Руси заслоном на сложнейшем участке ее границ, ставшем особенно опасным после того, как в прибалтийские земли вторглись немецкие завоеватели. Псковичи стойко, упорно, героически защищали землю свою, русскую, еще не окрепшую и окруженную страшными врагами. Длилось это веками - начиная с древних времен Руси и заканчивая практически эпохой Петра. Более чем полтысячи лет псковичи со славой выполняли эту тяжелую и почетную задачу. Псков послужил всему русскому народу, всей русской земле, сдерживая свирепый напор врагов до тех пор, пока сплотившаяся и набравшая сил Русь не отбросила их. За это время город вынес не один десяток войн. Вернее же, в течение нескольких столетий он вел почти беспрерывную войну. К слову, двадцать шесть раз Псков был мы осаждаем врагами.
Немецкие рыцари были вынуждены удивляться мужеству и воинственности псковичей, их быстроте и решительности. Псковичи не только отбивали все нападения сильнейшего врага и не давали ему покорить хотя бы клочок своей земли, но мстили! И сами не раз ходили к немцам с огнем и мечом. "Слышал про Мужество Ваше во Всех Странах", - говорил псковичам в 1266 году пришедший из Литвы князь Довмонт.
Знаменитый полководец шестнадцатого века, польский король Стефан баторий, после того, как он получил под Псковом жестокий отпор, писал о русских:
"Они в Защите Своих Городов не Думают о Жизни, Хладнокровно Становятся на Места Убитых или Взорванных Действием Подкопа, Заграждая Проломы Грудью, День и Ночь Сражаясь, Едят Один Хлеб, Умирают от Голода, но не Сдаются, Чтобы не Изменить Своему Государю … Самые Жены Мужествуют с Ними, или Гася Огонь, или с Высоты Мстят, Опуская Камни и Бревна в Неприятелей".
Все жители Пскова, его пригородов и сел, способные биться с врагом, держать оружие, были воинами, не исключая даже духовенства.
В книге митрополита киевского и Галицкого Евгения (в миру - Евфимия Алексеевича болховитинова) "История Княжества Псковского" читаем:
"…С самого пришествия своего в сей край надлежало им бороться с дикими лифляндскими и эстляндскими чудями; с середины XII столетия - еще с литовцами, приблизившимися к их пределам и с Xiii столетия основавшими уже столицу свою в Полоцке. В начале Xiii столетия подселились к ним от устья Двины немецкие рыцари, а в эстляндии - датчане; с XIV столетия сделались им неприязненными и братья их новгородцы, а с XVI века - и шведы, занявшие эстляндию.
Псковская летопись преисполнена известий о взаимных с соседями сими войнах, и редкий год проходил без нападений на псковичей с какой-нибудь стороны, а иногда и в одном году терпели они по несколько нашествий и опустошений. Но достойно замечания, что, хотя лифляндские и литовские летописи хвалятся неоднократным завоеванием Пскова, однако ж летопись псковская с самого основания города сего признает одно только - в 1240 году взятие оного лифляндцами, и то изменой и предательством от своих же.
Самую сильную осаду в 1581 году от польского короля Стефана батория, продолжавшуюся неотступно более шести месяцев, а другую - в 1615 году от шведского короля Густава Адольфа в продолжение двух с половиной месяцев, псковичи без всякой сторонней помощи выдержали мужественно и не уступили города своего, тогда как вся почти область их и многие новгородские города были уже завоеваны. Такое усилие против врагов, конечно, было для них трудно. Войска их в древние времена состояли из поголовного почти вооружения всех, способных носить оружие".
Известно достаточно подробное сказание о псковичах одного немца, Самуила кихеля, в путешественных его записках с 1585 по 1589 год, напечатанных в немецком периодическом издании под названием "Архив для Географии, Истории и Науки Государственной и Военной" (1820 год:
"В обращении псковичи угрюмы и грубы; ни перед кем не снимают шапок; одежду носят опрятную, из хорошего сукна, покроем длинную, наподобие армянской, и между мужчинами и женщинами с малой разницей; обувь у мужчин и женщин подбивается железом. Все вообще трудолюбивы, довольствуются малым, едят и пьют просто, без приправ; переносят алчбу и жажду более, нежели какой другой народ может. Против неприятелей мужественны, но сопротивляются более в городах и крепостях, нежели в чистом поле, и потому, хотя польский король Стефан шестьюдесятью тысячами войска осаждал их город, но безуспешно".
В одной из синодальных летописей историограф Н. М. Карамзин нашел общую для псковского духовенства и гражданства уставную грамоту (или, может быть, лишь отрывок, либо прибавление к пространнейшей грамоте о судах. Грамота эта, вероятно, написана еще до подчинения Пскова московским великим князьям, ибо в ней не упоминается ни о них, ни о наместниках их, а только о князе, посаднике и судьях. В этом найденном отрывке узаконено:
"Женщине с Женщиной в Тяжбе Биться на Поединке Самой, а за Себя Бойца не Нанимать ни Которой".
Конечно, ношение псковитянками мужского облачения было обусловлено суровой необходимостью. Вероятность гибели в бою была слишком велика, а для православного христианина нет ничего страшнее смерти без покаяния и причастия. Посему духовенство и сделало послабление женщинам - воинам в запрете посещения храма в мужских одеждах на период боевых действий.
В мирное время, когда враги непосредственно не угрожали городу, псковитянки разных сословий восхищали заезжих купцов своими нарядами.
Историк - краевед М. и. семевский в книге "Торопец, Уездный Город Псковской Губернии" (с -Пб, 1864) писал:
"Носили они сарафаны из парчи или штофной, или атласной ткани, распашные, на золотых и серебряных нитях, подпоясанные золотым поясом или широкой лентой. Рукава белых рубашек из тончайшей материи вышиты, манжеты из кружев. Ворот и манжеты стягиваются золотыми или жемчужными запонами или широкими лентами. Головы покрывались венцами (в девичестве) или кокошниками (в замужестве. В ушах жемчужные четырехугольные с камушками серьги, на шее - бусы жемчужные в несколько рядов. Подобные костюмы стоили дорого (один кокошник - от 2 до 7 тысяч серебром) и передавались из поколения в поколение".
А в заключение давайте все-таки вспомним о главном. "Притупите мечи о камни: Псков хранит господь. "- Русский Литератор Лев Александрович Мей, Драма"псковитянка".

(Источники: а. Ламартин. "Непоколебимый Народ Псковский"; Н. М. Карамзин. "История Государства Российского"; с. в. ямщиков. "Древний Псков: история. Искусство. Археология. Новые исследования"; митрополит киевский и Галицкий Евгений (болховитинов. "История Княжества Псковского"; Е. Бессонова. Русский национальный костюм". Автор статьи и подбор фотографий: Ольга шабельник - статья написана для солдатского храма во имя святого благоверного князя Дмитрия донского, строительство которого ведется в луховицком районе московской области.