Прически на каждый день

Красивые прически, пошаговые руководства, советы и мастер-классы

Читаю_сейчас. Я наверное очень сильно отчаялась в последнее время найти хорошую книгу, т. к. наплюнула на свое правило не читать незакончннное.

12.10.2016 в 10:54

Так что вот, читаю сейчас звездную - серию про Катриону.
(Зато в этом авторе я точно уверена, он меня еще ни разу не подводил).
А книга нравится настолько - что я сегодня не выспалась. А вы что читаете, прочитали?

Представляю отрывок, который меня зацепил:

Я вышла в темный, освещаемый лишь факелами коридор, осмотрелась, вспомнила, что тут немного дальше есть еще одна камера - двери там закрываются плотно, звукоизоляция хорошая. Услышав шаги динара, я поспешила вперед. В камеру вошла первая, посторонилась, пропуская медноволосого, который самодовольно ухмылялся, и, едва он вошел, с грохотом закрыла двери.
- Ого, у кого-то дурное настроение? - Динар не скрывал насмешки.
- Да, - я тоже не видела смысла играть перед ним роль благовоспитанной девицы, - отец все узнал, и теперь с его стороны последует масса пакостей!
- Мм, - динар прошел и сел на край имеющегося в допросной стола, - ну если он столь же горазд на выдумки, как и его старшенькая дочь, то да - весело будет всем, кроме тебя.
Естественно, даллариец намекал на мои проделки в хорнассе, но … сам виноват.
- Не будем об отце … пока не будем! И вот я иду с надеждой сорвать злость хоть на ком-то, и выясняется … что уже не на ком! Что такого ты наговорил этому толстобрюхому, что меня, ранее именуемую им не иначе как исчадие ада, он принял едва ли не за ангела - хранителя?
- Мм, что я вижу? - Он усмехнулся. - Неужели стерва вернулась, сменив добрую принцессочку, влюбленную в орка?
- Еще утыркой назови! - Я прошла и села на стол рядом с ним, начала совсем не царственно болтать ногами. - Динар, я знаю, что мы, по сути, враги и у нас только временное перемирие, но … вот скажи, ты когда-нибудь любил?
Даллариец издал неопределенное восклицание, затем последовала суровая отповедь:
- Утырка, тебе больше не с кем обсудить эти розовые сопли!
- Рыжий, - беззлобно ответила я, - откуда у меня подруги?
- Ну, тогда с мамой … - неуверенно произнес он.
- С мамой … - я усмехнулась. - После моего возвращения у меня складывается впечатление, что матушка решила наверстать упущенное за долгие годы, вот только … душит меня такая забота!
- Дожил, - простонал динар, - выслушиваю розовые сопли злейшего врага!
- У нас перемирие! - Напомнила я.
- Да я помню … рассказывай уже!
Я тяжело вздохнула. Противно было раскрывать душу перед медноволосым, но … он меня и голой видел, так что скрывать уже особо нечего.
- Понимаешь, я люблю его ….
- Не понимаю, но продолжай.
- А он любит меня ….
- Вот это мне понять уже проще. - Динар поймал мой гневный взгляд и тут же исправился: - продолжай!
И я продолжила:
- Аршхан, он … краси - и - ивый, идеальный, добрый, ответственный, он ….
- Эпитеты в его адрес я выслушивать не подряжался! - Заявил динар.
- Заткнись, я тебе душу изливаю, а ты … язвишь по поводу и без. Так вот … он весь тако - о - ой, а я … никакая, понимаешь?
- Нет!
- Ты тупой! - Не сдержалась я.
- А ты слепая! - Не выдержал даллариец. - Мне проще пойти довести до полной капитуляции лорда - взяточника, чем выслушивать о твоей сопливой любви!
- Это я собиралась довести лорда - взяточника и успокоилась бы, а так … сиди и дальше слушай!
Динар уже вскочил и собирался выйти, но медленно вернулся, подошел и стал так, что ногами казался моих коленей, но меня это не беспокоило.
- Понимаешь, - я протянула руку и поправила его воротник, вот бесят меня загнутые уголки, - аршхан, он идеальный, но … я даже не знаю, о чем с ним … говорить ….
- Правда? - Оживился динар. - Так, значит, он свои права мужа еще не использовал?
- Думаешь, поэтому? - Я удивилась. - А после этого у нас будет, о чем поговорить?
- Утырка - а, - протянул даллариец, - ты умнейшая из всех женщин, что я знал, но в то же время такая … дура!
Я снова вздохнула, перевела взгляд с темных стен на его тусклые в полумраке камеры волосы и ответила:
- Вот отец мне говорит то же самое всегда … обидно.
Динар придвинулся еще ближе, фактически прижав меня к столу, и, мягко взяв за подбородок, чуть наклонился:
- Кат, единственное, о чем я сейчас могу думать, это о том, чтобы опрокинуть тебя на этот стол, сорвать с тебя платье и завершить то … что не сумел ни в доме коменданта, ни в хорнассе, понимаешь?
- Нет … а ты что, и сейчас жалеешь, что не убил меня тогда?
За минутой молчания последовал спокойный ответ:
- Вот меньше всего я думал об убийстве, - с каким-то намеком произнес динар, - но … вот прямо сейчас эта мысль показалась мне здравой. А разве ты не жалеешь, что мы … не завершили начатое в спальне?
Я посмотрела на его серьезное лицо, на чуть вздернутую, словно молчаливо вопрошающую, левую бровь и искренне ответила:
- Нет, я не жалею, что не убила тебя там … и в ванной … хотя потом очень жалела, что пыталась придушить, вместо того чтобы добить чем-то тяжелым ….
- Что! - Он завопил на всю камеру, и остается лишь порадоваться, что звукоизоляция здесь хорошая.
- Что значит "что"? Ты спросил, а я ответила, - хотелось уже слезть со стола, но полная гнева физиономия рыжего нависла надо мной, вынуждая чуть ли не лечь. - Ты тоже меня убить хотел!
- Но не убил! - Возмутился динар.
- Так и я не убила!
- Но ты хотела и пыталась!
- Так, вот давай не будем! - Я была вынуждена отогнуться назад настолько, что чуть ли не на согнутые локти опиралась. - Если вспоминать все, что у нас было … перемирие быстро завершится.
Динар тихо рассмеялся и произнес:
- Знаешь, вот сейчас, когда ты это сказала, я понял, что видение прекрасной обнаженной принцессы, оседлавшей меня … это не плод моего больного воображения.
Это воспоминание было не самым приятным в моей жизни, но кое-что вспомнилось:
- Видимо, я тебя тогда хорошо о бортик головой ударила … ну да не будем о грустном, идем к лорду.
- Кат, - динар уже почти лег на меня, и мое возмущение его поведением было на грани, - а ты не вспоминаешь меня … голым?
Мое возмущение сменилось тихим смехом, переросшим в издевательский хохот:
- Вспоминаю, рыжий, частенько вспоминаю! - Я оттолкнула его и спрыгнула со стола. - Особенно когда там, - я беззастенчиво указала на брюки, - толпилось усатое воинство! Ха-ха!
И вот теперь я видела прежнего, взбешенного динара, такого, какой он был на перевале гросса.
- Ты за это ответишь! - Прорычал медноволосый.
- Рыжий, ты забыл, что я твой пропуск на трон оитлона? - Было безумно смешно слышать его угрозы.
- Нет … не забыл … но память освежить не помешает!
Я отсмеялась, сделала глубокий вздох, стараясь успокоиться, и в это мгновение ….
- Динар!
Он опрокинул меня на тот самый стол, оттащив от двери.
- Итак, - мои запястья были прижаты к крышке стола, - что ты там говорила, утырка?
- Рыжий, - я попыталась вырваться, - ты соображаешь, что творишь? Один мой крик - и стражники растерзают тебя на месте!
- Сомневаюсь, - динар наклонился так низко, что его волосы упали на мое лицо. - Я тебе нужен, утырка!
О, он узнал!
- Свейтис, он проболтался, да? - Гневно поинтересовалась я.
- Да, так что … смерть мне не грозит! - Медноволосый выдохнул это мне в лицо.
- Ты ….
- И да, - динар ухмыльнулся, - здесь, должно быть, прекрасная звукоизоляция, раз никто еще не прибежал на все те крики, что раздавались ранее ….
Как я не подумала об этом? Он же воин, он оценивает местность мгновенно, независимо от собственного желания ….
- Не слышу криков, - издеваясь, произнес даллариец.
А я … расслабилась и легла удобнее.
- С муравьями ты виноват сам, нечего было пытаться меня изнасиловать!
- Так и сейчас не поздно … - прошептал динар, склоняясь к моим губам.
Я с ума сошла! Однозначно и бесповоротно, потому что от его поцелуя … у меня закружилась голова, губы приоткрылись сами собой, и жар волной прошел по всему телу … я же люблю аршхана, а динар он … жених моей собственной сестры! Тогда почему … мне это так нравится!
- Ну как? - Динар продолжал крепко удерживать мои руки, иначе сейчас получил бы кулаком в глаз … за то, что остановился … и за то, что начал … и вообще за все!
- Какого демона, рыжий? - Я ощущала неповторимую смесь досады и злости.
- Вот запомни эти ощущения, Катриона, - прорычал даллариец, - вот это называется - страсть! Это не любовь, не уважение, и не масса других вещей, составляющих благополучные супружеские отношения! Это страсть, дикое желание обладать со стороны мужчины и желание принадлежать со стороны женщины, и именно это ты испытываешь к орку!
- Ракарду, - упрямо поправила я.
- Уроду! - Прорычал динар. - И, втемяшив себе в голову желание стать его женой … ты упускаешь одну немаловажную деталь ….
- Какую? - Что-то мне уже не по себе ….
- Ты стерва, Катриона! Ты жестокая и сильная тварь, которая пойдет по головам, если нужно, и сметет всё и всех на своем пути и … и это восхищает в тебе! Восхищает твоя стойкость, твоя сила, твое умение выжить в любых условиях. Ты даже в готмире с комфортом устроилась! И именно эта внутренняя сила делает тебя невероятно привлекательной, кат!
Я не знала, что на это ответить, но динару ответ особо и не требовался, и следующее, что он сделал, был снова дикий полный страсти поцелуй … и на этот раз, разомкнув губы, его язык проник в меня, но это не вызывало отвращения, как не вызывала возмущения и рука, уверенно расстегивающая мою рубашку ….
- Нравится? - Прошептал динар.
- Нет.
- Ну же, кат, будь откровенна!
Я задохнулась от возмущения и ответила:
- Да ….
Он рассмеялся, и его смех казался полным торжества … мы так и замерли в сумраке допросной. Он, видимо ожидая какой-то реакции, я … не понимая, что происходит ….
- Катриона, посмотри на меня, - не попросил - потребовал. - Тебе не нужен ракард, который будет нежен и благопристоен с тобой … тебе нужна страсть, кат, дикая и необузданная, срывающая все покровы нравственности и морали, поражающая своей откровенностью … и будь мы сейчас в спальне, и будь я твоим мужем, мое поведение вызвало бы волну возмущения, но … мы в камере, за дверью стоят стражники, здесь полумрак, позволяющий нам чуть больше дозволенного, и я … жених твоей сестры … возбуждает, не так ли?
Более чем! После его слов я уже желала лишь одного - продолжить начатое, но … но что я делаю!
- Ты извращенец! - Я попыталась оттолкнуть далларийца.
- Еще какой, - динар, продолжая неотрывно смотреть мне в глаза, провел пальцами по шее, спустился в ложбинку, куда и взглядам не следует спускаться, - ты даже не представляешь себе, кат, насколько я извращенец … и как много в моих извращенных фантазиях тебя!
- И представлять не хочется! - Искренне ответила я, вспомнив историю в его спальне, до появления рыжего и усатого воинства.
Динар усмехнулся, вернул меня в сидячее положение, начал ловко поправлять одежду и застегивать пуговицы на рубашке. Так, словно ничего и не было.
- Рыжий, ты считаешь, что я … не подхожу ему? - Едва слышно спросила я.
- Нет, кат, - даллариец серьезно посмотрел на меня, - он тебе не подходит.
- А кто ему подойдет? - Я следила за ловкими пальцами динара.
- Ракарду нужна рафинированно - приторная принцессочка … эдакая всеобщая любимица, добренькая и благовоспитанная … фу, самому противно стало. Ракарды, они герои по сути, им важно, чтобы женщина смотрела на них … восторженными глазами и восхваляла боевые подвиги. Ну и чтобы было интересно, посопротивлялась для начала. Ты же сопротивлялась?
- Да ….
- Что и требовалось доказать. А ты не из тех, что готова быть в тени своего героя, утырка. Ты тот редкий и почти вымерший тип принцесс, которые чего-то стоят. Посмотри на Лориану - безейное пирожное из кокетства, умения строить глазки и лести … приторно - сладкое пирожное, которым приятно любоваться, можно даже попробовать, но дальше … от сладости скулы сводит. А ты … ты огонь, ты перчинка, которая делает жизнь ярче, насыщеннее, вкуснее.
- Ты не прав, - я тяжело вздохнула, - Лора невероятно красива, она умеет обращаться с мужчинами, ее все любят, она ….
- Пустышка! - Динар завершил возвращение моему наряду благопристойного вида и присел рядом на край стола. - Лиши Лориану драгоценностей, положения, слуг и горничных, и во что она превратится? В … впрочем, тебе еще рано знать подобное. А теперь посмотри на себя …. Лиши тебя королевства - ты завоюешь новое! Лиши тебя слуг - ты без тех дурацких нарядов, причесок и белил с румянами в сотни раз привлекательнее, ты тот бриллиант, которому и оправа не нужна! Ну, я ответил на твой вопрос?
Я спрыгнула со стола, оправила складки юбки, подошла к двери:
- Знаешь, рыжий, рядом с тобой быть утыркой как-то даже … почетно!
- Знаешь, утырка, - в тон мне ответил динар, - я даже готов терпеть от тебя это "Рыжий"!
Я рассмеялась:
- Ладно, иди добивай лорда - взяточника, а мне предстоит разбирательство в гильдии наемников.
- Где?
Я терпеливо пояснила:
- Гильдия наемников и … спасибо что успокоил, хоть и столь неординарным способом, ибо к ним с расшатанными нервами лучше не ездить ….
Динар подошел, галантно распахнул двери, пропуская меня вперед, и уже в коридоре спросил:
- Так что ты решила с орком?
- Ракардом, - устало поправила я.
- Хорошо, - тон динара был вежливо - раздраженным, и умеет же! - С ракардом.
- Я с ним поговорю и … и все равно выйду за него замуж! - Торжественно возвестила я.
Ругательство медноволосого я не расслышала из-за звона выпавшего из рук стражников оружия. Вот так всегда: стоят, словно статуи, к ним привыкаешь, но в самый неподходящий момент они странно реагируют на услышанное.
- Почему? - Прорычал динар.
Я невозмутимо пожала плечами:
- Я люблю его … это раз. То, что ждет меня здесь, я уже знаю, а там … орхаллон и приключения ….
- Розовые сопли!
- И это тоже, и ….
- Надо же папочку проучить!
- Да, и хватит за меня говорить, - возмутилась я.
- Договариваю то, что ты не сказала бы! - Добил меня даллариец.
- Ну так не нужно проговаривать вслух то, о чем я думаю.
- Утырка - а, - протянул динар, - ты совсем тупая!
Стражники, неловко поднимающие свое выпавшее оружие, уронили его снова. На этот раз звон стоял такой, что я задумалась о покрытии каменных полов деревом.
- Динар, думай, где, с кем и что говоришь! - Да, я злая.
- Катриона, не смей повышать на меня голос!
- Вот и поговорили. - Я развернулась, намереваясь уйти, но … сначала дела, эмоции потом. - Динар, раз уж ты такой … оправдывающий ожидания, вызови хантра, организуйте арест имущества нашего взяточника, он там уже должен был указать недвижимость. И … дожми его насчет признательной, чтобы у меня потом не возникло сложностей с советом младших лордов. Медноволосый кивнул, подошел к двери камеры лорда авфевр, задумчиво спросил: - как отец пускает тебя к наемникам? Я грустно усмехнулась: - он их … побаивается. - А ты? - А меня не спрашивали. И я направилась к лестнице, уже продумывая, что буду говорить долговязому джеру по кличке "Сотник".