Прически на каждый день

Красивые прически, пошаговые руководства, советы и мастер-классы

Клетка для души.

27.10.2016 в 19:27

В кабинет к Виктору Ивановичу, имели правой войти лишь самые умные и образованные ученики. Он сам проводил отбор, кто именно получит допуск, а кому необходимо подтянуть оценки чтобы иметь такую привилегию.

В этот раз Виктор Иванович группу из пяти шестиклассников привел. Он остановил ребят перед массивной двустворчатой дверью кабинета и вкратце рассказал правила поведения.

- Ничего не трогайте, - строго наказывал он, помахивая пальцем. - Если возникнут вопросы, я с удовольствием отвечу. Не перебивайте меня. Не бегайте, не кричите и внимательно слушайте. В случае если каким-то образом, у вас возникнет желание прикоснуться к какой-либо из вещей находящейся за этой дверью, незамедлительно сообщите мне. Я не буду вас ругать или думать о вас плохо. Возможно даже, я разрешу потрогать. Вы поняли все? - Наклонившись, спросил Виктор Иванович и приподнял большие очки с носа.
Дети кивнули молча.
- И еще, никаких фотографий. Что ж, приступим.
Виктор Иванович толкнул огромные двери, и они, не проронив ни звука, разошлись в стороны.
Перед детьми открылся огромный овальный кабинет.
Разинув рты, ребята ступили в святая святых.
Книг здесь было больше чем в школьной библиотеке, а высота потолка, наверное, сравнима с высотой в спортивном зале. По всему кругу, на уровне человеческого роста, в книгах были сделаны полки, где и хранились самые дорогие сердцу Виктора Ивановича экспонаты. В общем - то эти экспонаты и давали ученикам тот самый стимул, ради чего стоит зарабатывать оценки и иметь возможность посетить этот кабинет.
Под огромным окном напротив дверей, стоял не менее огромный стол. На полированном покрытии, вольготно расположились книги, несколько папок с бумагами, пара фотографий и письменные принадлежности.
Интерьер кабинета придерживался строгого стиля - темное лакированное дерево и теплый, желтый свет.
Ребята головы осматривая потолок и массивную люстру задрали.
Предвидя вопрос, Виктор Иванович, как фокусник, извлек из стены стремянку и толкнул ее в сторону.
Лестница под наклоном крепилась возле потолка, а внизу, на незаметной рельсе, могла ездить по всему кабинету.
- Так я и достаю книги, - улыбнулся Виктор Иванович. - Хотя, с развитием интернета я редко туда забираюсь. Честно сказать, даже и не помню, когда последний раз там был. Для меня до сих пор остается загадка, как туда умудряется лазать Вера Петровна, в ее то годы. Это моя горничная если что, - как бы между прочим сказал Виктор Иванович.
Работа горничной была видна здесь максимально ясно. Сквозь большое окно пробивался солнечный свет и не было ни одной пылинки, которая бы попала в лучик. Вся мебель искрилась и переливалась от ежедневной натирки. При желании, можно было даже поймать свое отражение в лакированном дереве.
В дверях, не решаясь ступить на запретную территорию, сидела и наблюдала за ребятами, собака Виктора Ивановича - немецкая овчарка Фир.
- Ну, что ж, - хлопнул в ладоши Виктор Иванович, - перейдем, собственно к тому, зачем мы сюда пришли. Первый экспонат, который я хочу вам показать, это римский шлем. Подойдите ближе.
Ребята прилипли к экспонату номер один, по левую сторону от двери.
- Как вы можете наблюдать, шлем довольно старый. Он к началу нашей эры относится. Скорее всего это шлем обычного римского воина, так как на нем нет ни драгоценных камней, ни металлов, ни чего-то еще. В том случае, если присмотреться к правой стороне, то можно заметить большую вмятину с отверстием. Смею предположить, что этому солдату проломили голову палицей или булавой какие-то германские племена. Скорее всего, этот шлем был последним головным убором, который носил римский легионер. Давайте пройдем дальше.
Виктор Иванович, как опытный экскурсовод, подождал пока дети со всех сторон осмотрят продырявленный шлем и подойдут к экспонату номер два.
- Этот экспонат, должен быть нам ближе и роднее. Потому что меч этот был произведён в России и скорее всего, заметьте, я не утверждаю, я лишь говорю, что этот меч, вполне мог учувствовать в Куликовской битве. Возраст меча около семисот лет. Оружие это вряд ли носил витязь, князь или кто иной из высшего сословия. Скорее всего это меч рядового воина. По многочисленным зарубкам и сколам, можно предположить, что повидал этот меч не мало. Впрочем, как и его хозяин. - Сам себе ухмыльнулся Виктор Иванович.
Затем он показал экспонат номер три - штык - нож времен первой мировой войны. Виктор Иванович долго о каждом предмете рассказывал. Иногда, его рассказы уходили далеко вглубь истории, позабыв о том, с чего все началось. В такие моменты, Виктор Иванович ловил себя на мысли, что увлекся через чур сильно, после чего возвращался к экспонату или же переходил к следующему.
В этот вечер, дети увидели шлем римского легионера, меч времен Куликовской битвы, штык - нож первой мировой войны, первый противогаз, множество вещей из быта солдат времен второй мировой войны и экзотические орудия, в виде австралийского бумеранга, пращи и томагавка.
Но самое ценное и самое любимое, Виктор Иванович приберег напоследок.
- Теперь дети, я покажу вам самое дорогое что у меня есть. Тсантсы! - Воскликнул он неестественно громко и даже руки задрал кверху, словно представлял великого человека на публике.
Дети обступили полку со странными человеческими головами, размером не более апельсина или яблока.
Две крохотные головешки, под желтым светом фонарей, мрачно смотрели на детей. Точнее не смотрели, а просто стояли на небольших деревянных постаментах, потому как веки у них были зашиты. Обе головы были с огромными черными и блестящими шевелюрами, словно им только вчера смазали волосы бальзамом. Волос было много и стекали они так аккуратно, будто Виктор Иванович каждый вечер делает прически на этих странных головах. Глаза и рты на тсантсах, были зашиты черными смолянистыми нитками, а в одной из голов, вместе с нитками, через губы проходили две тонкие палочки. Неестественно большие носы головы больше похожими на уродливые игрушки делали.
Один из детей, надув щеки, сильно дунул. Волосы качнулись на головах нехотя. Качнулся и Виктор Иванович, но вспомнив, что сам же предупреждал что нельзя трогать руками, успокоился.
- А они настоящие? - Спросил кто-то из учеников.
- Ну, разумеется, - удивился такому глупому вопросу Виктор Иванович. - Каждый экспонат в моей коллекции - это оригинал. Я всю жизнь собирал эту коллекцию, и я не потерплю, если здесь, в этом кабинете, окажется копия. Пусть даже она будет выполнена идеально. Давайте я лучше вам расскажу, короткую историю об этих, так называемых тсанстах.
Виктор Иванович от экспоната и начал свой любимый рассказ отодвинулся.
- Такие головы изготавливали в далеких землях перу и Эквадора. Кстати, может быть изготавливают и сейчас, - снова он улыбнулся своей шуточке. - В тех землях и в то время, жили некогда воинственные племена хиваро, шуары, ачуары и шивиры. Племена амазонии всегда отличались особой жестокостью, так что эти головы не являются пиком их изобретательности. Тсантсы, делались не только ради устрашения своих врагов, но и для магических обрядов. Дело в том, что люди того времени верили в вещи, которые кажутся нам забавными сегодня. Например, после убийства человека, его душа будет мстить обидчику. И, чтобы этого не произошло, создавались своеобразные капсулы. Как вы можете заметить, веки и рты у голов зашиты. Это делалось для того, чтобы душа не могла попросить о помощи и не могла увидеть своего губителя. Для дополнительной надежности, уши и носы затыкали деревянными пробками. Процесс изготовления тсантсы довольно мерзкий и долгий. Причем чтобы изготовить тсантсу необходимо обладать огромными знаниями. С убитых людей, аккуратно срезали кожу, затем долго варили ее в специальном травяном растворе. После этого сушили над костром. Затем вновь варили, вытаскивали еще горячую кожу и набивали ее раскаленным песком, придавая тсантсе очертания человека кому принадлежала голова. От этого и сейчас можно увидеть, как выглядел человек из которого сделали тсантсу. Некоторые детали оставались неизменными даже после стольких часов термической обработки, как например волосы, которые нисколько не уменьшились, отчего и кажется, что в то время у всех была отличная шевелюра, - Виктор Иванович провел рукой по своим седым и редким волосам. Носы, так же выглядят неестественно большими. Но в общем, человек остался неизменным. Шаманы того времени, верили, что сохраняют души в таких вот своеобразных клетках.
Дети с любопытством слушали Виктора Ивановича, не желая отрывать взгляда от причудливых голов.
- А можно потрогать? - Спросил один из ребятишек.
- К сожалению, потрогать нельзя. Я и сам всего несколько раз прикасался к этим экспонатам. Я, конечно не верю в переселение душ и прочие мифы того племени, но мне все равно немножко жутко от того что это настоящая голова. Кстати, как вы думаете, как миссионеры вычисляли изготовителей тсантс? - Умело перескочил он на другую тему.
- Не знаю. Может быть спрашивали у людей? - Предположил один из учеников.
- А если подумать.
Дети смотрели друг на друга, но ответа не находили.
- Ответ очень прост. Миссионеры на руки смотрели. Чаще всего у изготовителей тсантс, руки были в шрамах и ожогах. Имея дело с раскаленным песком, просто невозможно не обжечься. Давайте я вам лучше меч достану, - снова сменил тему Виктор Иванович.
Ребята согласились с радостью.
Виктор Иванович, крепко сжимал меч, пока ребятишки трогали каждую зазубрину и каждый бугорок.
- А почему он тупой?
И тут, Виктор Иванович начал длинный рассказ о том, что идеально острый меч бывает только в кино и в книгах. Такой меч быстро тупится и не совсем эффективен в реалиях того времени. То ли дело добротный и тяжелый меч. Лишь в том случае, если уж и не разрежет доспех, то кость точно раздробит.
После экскурсии, Виктор Иванович усадил учеников в огромной гостиной, куда Вера Петровна принесла чай и сладости. Здесь же, дети с удовольствием трепали и ласкали Фира, которому до смерти надоели все эти экскурсии. Но он никогда не упускал возможности подставить шелковистую холку для поглаживания. Развалившись перед ребятами, Фир от наслаждения закрыл глаза.
- Что-нибудь еще? - Спросила Вера Петровна, вытирая руки о передник.
- Спасибо Верочка. Я думаю нам хватит.
Виляя пухлым задом, Вера Петровна ушла по делам.
Дети еще долго сидели, обсуждая увиденное и услышанное. Виктор Иванович с удовольствием поддерживал разговор, каждый раз рассказывая ребятам забавные и поучительнее истории.
Очередная экскурсия лучших учеников его дом в полном восторге покинула. Долго еще потом они будут рассказывать в школе о мечах и Куликовской битве, о шлеме римского легионера, об австралийском бумеранге, о штык - ножах времен войны, о первом противогазе и, естественно, больше всего они будут рассказывать о головах размером с апельсин.
Виктор Иванович знал, что дети работают как сарафанное радио. Они расскажут своим одноклассникам, а те, в свою очередь, тоже захотят посетить этот мини - музей, но, так как туда имеют допуск только ученики с хорошими отметками, то дети будут подтягиваться в учебе.
Таким образом, Виктор Иванович без особых усилий мотивировал в учениках стимул к образованию. Он знал, что дети будут учить историю и будут стараться стать именно теми, избранными учениками, кого он поведет на экскурсию.
Виктор Иванович много лет этот метод практиковал. Не один ребенок, уже успел закончить школу и стать взрослым, а Виктор Иванович по-прежнему водил детей в свой кабинет.
Спустя некоторое время он решил разнообразить внеклассные занятия. У него появилось больше времени и одних экскурсий ему показалось мало. После нескольких дней раздумий, было принято решение организовать исторические встречи.
Детей собралось много. Но Виктор Иванович, не изменяя себе, по-прежнему делал строгий отбор при выборе учеников. Были тут ребята от пятого, до девятого класса. Как считал Виктор Иванович, ученики после девятого класса уже мало интересуются историей и образованием в целом. Да и продырявленными шлемами с тупыми мечами их не заманишь. Им бы девчонок да свободного времени больше. Виктор Иванович для начала, решил вновь провести детей по своему кабинету - музею и вкратце пересказать о каждом экспонате. Нажмите на фото, чтобы читать продолжение.